Jan. 3rd, 2016

lubelia: (Я)
Пошла по цитате про красавца Ламберта Понятовского читать воспоминания графа Бутурлина. Собственно, кусочек из них у меня лежит на страничке про Гааза - он описывает московскую холеру и про Федора Петровича немножко пишет. А я пошла искать про Понятовского - ну и вообще, судя по цитате там есть про то как тусили в Киеве в тридцатых годах, может еще кто знакомый пролетит?
Открыла и ухнула: очень приятные воспоминания, с кучей восемнадцативечных баек про родственников (ну куда ж без этого), с допожарной Немецкой Слободой и вообще детством в допожарной Москве... с Квашниными-Самариными, между прочим, которым он родственник. Дочитаю - еще про них скажу, но в общем очень оно про туда внезапно и человек, кажется, неплохой.
Они, если что, в Русском Архиве, 1897-98 годы.
Вот тут:
http://www.runivers.ru/bookreader/book413573/#page/10/mode/1up
(5 том за 97 год) - он подробно пишет обо всем семействе Понятовских. Еще он там отплясывает на балу у Виттов в Одессе, а один из братьев Ламберта Понятовского - Кесарь тусит с Пушкиным в каком-то второсортном кабаке.
lubelia: (Волна)
Снова на берегу. Как Маглор? Да нет, как тать -
Ждать, может море выкинет - щепку, обломок, семя?
...Выжил, что мог сохранил. Знаешь, не мне роптать.
Видел - начало Волны, и гребень, и синь, и зелень,

Видел начало войны: корабли в порту.
Чуял начало крови, как солнце - кожей.
...Снова на берегу. Ну да, я тут и умру,
Молча считая волны. Они похожи.

Знаешь, я помню много. Статую у ворот
Листья на мостовой: опадает ива.
Библиотеку - светлый высокий свод,
Храм серебистый - знаешь, а ведь красиво!

Нет уж, послушай. Знаю, меня несет.
Но ведь гравюра: чернь, серебро и листья.
...Знаешь, как было страшно понять, что - все?
Воздух отравлен намертво - не очистить.

В этой отраве каждый, как в клетке зверь,
Нету свободы, нет! такова природа.
...Это Волна выбирала, не я, поверь,
Сразу накрыть или вот как сейчас - сквозь годы.

Снова на берегу. Все, что мог - я спас.
Знаешь, а вышло много... Пойдем отсюда.
...Ждать, может море выкинет что-нибудь и для нас,
Просто обломок дома - в порядке чуда?
lubelia: (Я)
У нее два брата - Андрей и Иван. С Андреем она поддерживает переписку всю жизнь: одно из сохранившихся писем частично опубликовано - Андрей Казимирович служил в Виленской губернии, куда-то продевался из нее, а письмо так и осело в архиве. В последнем ее опубликованном письме к Семену от 1856 года упоминается, что "брат Андрей здоров". Андрей совершенно точно знаком с Алексеем Петровичем: "Благодарю тебя, мой добрый друг, за все то, что ты сказал касательно брата, Андрея Казимировича. Зная, как я всех их люблю, ты поймешь чувство моей благодарности. Всякий опыт дружбы, который ты ему окажешь, будет утешать меня в моей невозможности быть ему полезным", пишет он Семену. В 1836 году оба брата - Иван и Андрей гостят у Семена (видимо, навещают мать... Да, мать же нашлась - Дарья Ивановна она, и умерла в 1850). Семейства поддерживают связь, в 1845 году МК просит Семена "обнять Андрея" - видимо, он там физически где-то рядом обитает. Про Ивана за все это время ровно два упоминания - видимо, с ним она не переписывается, а поддерживает связь вот через Андрея.
В общем ежели кому попадутся Андрей Казимирович Круликовский и Иван Казимирович Круликовский - велком:)

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4567 89 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:06 am
Powered by Dreamwidth Studios