lubelia: (Default)
Собственно, я когда-то вешала из нее кусочки, но вот попыталась найти в сосбственном журнале - и не нашла. Поэтому отвлекаясь от "Эскориала" - положу сюда кое-что (в надежде, что умнные товарищи мне в итоге дадут ссылку на издание, и я когда-нибудь пойду, отксерю ее всю и выложу, потому что меня страшно прет).

Совсем вкратце. 1826 год, гребеня Смоленской губернии, где живет в деревне Васильево семейство Пестелей - папа, мама и 15-летняя Софи. И их соседка, которая пишет дневник, где периодически Пестели упоминаются - они дружат, Колечицкая у них бывает.
Первая запись (вот в этом конкретном куске) - от 4 января. Выносит мозг тем, что они еще не знают, что происходит с Павлом (а его как раз 3 января привезли в Петербург). И дальше - запись от начала апреля, когда уже знают. И совсем скоро Елизавета Ивановна напишет письмо в крепость (и Софи туда припишет несколько строк), а Павел на него ответит - 1 мая. А потом передаст письмо матери обратно, судя по всему - с пастором Рейнботом, судя по всему - в свой последний день.
И запись в том же дневнике - от 24 июля. Когда все уже случилось.
И последняя запись - августовская, когда к Пестелям доходит его последнее письмо.

[ еще неопубликованные куски, но за ними можно ходить к Мыши или к Змее, я пока просто вешаю на заборе ровно то, что на нем уже висит:)]
Read more... )
lubelia: (Я)
http://kemenkiri.narod.ru/VolkXIX.pdf

Махонькое, но душевное Дело о дошедших до Комитета сведениях о том, что г.-м. кн. Волконский рассказывал о болезни и смерти бл. памяти государя императора прежде, нежели о том и другом происшествии были официальные известия .
Фактически это публикация трех писем Волконского Киселеву - от 15 ноября, 25 ноября и 4 декабря. Через Умань в конце ноября-начале декабря едут фельдъегеря с известиями из Таганрога - и Волконский делится тем, что от них узнает, а заодно запрашивает, как готовить почетный караул, если сейчас в Таганрог поедет цесаревич, а возможно и прочие великие князья?
Последнее письмо, уже после смерти государя, вполне личное (первые два сугубо кратенькие и по делу, а тут вот прям лирика, читать стоит!). Ну и довольно подробно про то как и какими путями распространяется известие о смерти - когда вроде бы официально еще ничего не объявлено, а при этом все, кому надо, уже все знают, и слухи стремительно ползут.
lubelia: (Страничка)
Внезапно потратила день на составление каталога постов о декабристах и около в своем и ряде дружественных журналов. Он неизбежно неполон (кое-что добавлю, если кто-то прямо видит, чего не хватает - кидайте ссылки).
Но честно говоря - люди, вы производите впечатление! Я собрала это все - и пришла... не знаю, как это назвать, разве что благоговением. Это ж сколько понаписано и перелопачено! Сколько материалов, сколько статей, сколько художественных произведений!

По делу же, запрос к залу: по возможности дополнить (сообщество по следствиюю я перелопачу завтра). И - не знаю, пользоваться что ли? Порекламировать? Поиметь ввиду?
(Ну и если вдруг это кому-то пригодится - скажите мне спасибо, да? то есть понятно, что я это в первую очередь для себя делаю, но для великих свершений (а у меня есть и еще идеи) нужна обратная связь.
Read more... )
lubelia: (всем нужна свобода)
Не знаю, зачем мне это надо, но я продолжу. Начало истории тут:
http://lubelia.livejournal.com/1325377.html#t8237121

Итак, мы остановились на показании Якушкина, о том, что на самом деле все было куда развесистей, чем изначальное показание Митькова ("зашел ко мне случайно Муханов и я ему также случайно сказал, что я не в обществе"). Оказывается, что сначала был разговор о 14 декабря у М. Орлова ( Муханов уже там начинает эту песню - надоосвободить питерских товарищей! Я знаю людей на это готовых! - а Орлов его в ответ таскает за ухо), потом Якушкин тащит Муханова к Митькову, и они разговаривают в санях примерно на ту же тему, потом приезжают к Митькову, и тут Якушкин проде бы теряет Муханова из виду, и тот общается о чем-то со всеми подряд (но так, что Якушкину потом приходится извиняться за то, что его притащил), и потом Якушкин еще застает Муханова у Митькова на следующий день.
Митьков соглашается - да, Муханов говорил у меня о цареубийстве, но он говорил "я готов убить царя!" - а никому этого больше не предлагал. А если вдруг говорил "я знаю людей на все готовых!" - то фамилий не называл. Митьков говорит аккуратно, остальных присуствующих при этом вообще не упоминает, явно упирает на то, что Муханов бегал и говорил только и исключительно о себе, а он, Митьков, урезонивал, потому что понимал, что он не в себе, и Якушкин потом за него извинялся.
Муханова же спрашивают уже не столько про него самого (с ним все ясно) - сколько про тех, кого он подставил. "Кто был свидетелем предложения вашего...и как приняли оное Митьков, Якушкин, Фонвизин, Нарышкин?" Кому еще вы делали это предложение - и как кто реагировал?
Муханов отвечает довольно путано, формулирует свои слова по-новому - "многие наши погибнут и их ничто не спасет, кроме смерти Государя" - типа ну я честно в запальчивости констатировал этот факт неоднократно, но никому ничего не предлагал и сам ни на что не вызывался. А вот кто-то (не помню, кто) ответил мне на это "Надежда плохая, ежели он не убит, кто ж его убьет", о остальные как-то ничего конкретного мне не говорили, и вообще разговор шел не о том, Рылеева и Пущина вот жалели, обстоятелства 14-го обсуждали, и "ни причины, ни мысли, ни намерения покуситься на жизнь Государя" я не имел. Сам обвиняю себя в дерзких выражениях, но даже от мысли о цареубийстве отрицаюсь. К Митькову второй раз заезжал на следующий день - шпагу у него забыл, вот за ней и заезжал. Убедить меня в том, что я имел замысел на Государя меня никто не может - совесть моя чиста. И довольно путанное обхяснение, кто куда и с кем выходил в отдельную комнату, из которого следует, что он Муханов, специально в отдельную комнату говорить о цареубийстве ни с кем не выходил. Да, и ничего про северян и их замыслы не знал и никакого общения с ними никогда не имел.
Ок, - приходят вопросы от Бенкендрфа - кто же это сказал про то, что "надежда плохая"? И ежели вы ничего про северян не знали - то его ж так взвились-то? И что значат эти ваши слова, что их ничто не спасет, кроме смерти Государя - вы в какой именно смерти Государя полагали их спасение, попродробнее, пожалуйста?
Тут Муханов, кажется, чуть-чуть успокаивается, начинает говорить менее путано (но никак не более логично, логика там уплывает), объясняет, что нет, никаких сношений с северянми не имел, а буянил по горячности, что не мог предлагать послать в Петербург членов общества для цареубийства - потому что не знал, что есть члены в Москве (со всеми познакомился вот прямо у Орлова и Митькова, а кого знал раньше - с теми пять лет про общество не говорил), слова мои, "вмененные мне в обвинения сами собой доказывают мою невиновность" (но как?), ясно же всем, что убийство Государя тут не помогло бы! А на вызов к убийству и знание способных на это - согласиться не могу. И несколько раз, многословно, по кругу объясняет, то возможностей исполнить цареубийство у него не было, потому что над было бы действовать вот так и так, а я так никак не мог! - и несколько страниц риторики.
Далее следует сухая сводка из показаний из которой следует, что как минимум Якушкин, Митьков и Нарышкин подтверждают, что Муханов таки говорил о том что знает людей готовых на цареубийство.
Наступает третье мая. Следует очная с Якушкиным, где Муханов, не допуская очной подтверждает, что таки да, говорил Якушкину в пылу разговора, что "знает человека, готового совершить цареубийство" и что делал у Митькова предложение "нескольким человекам отправиться в Петербург, дабы покуситься".
Дальше происходят аж две очные ставки с Митьковым.

Надо заметить, что бедный Митьков к этому моменту находится в интересном состоянии. Для него этот вот сюжет о цареубийственных разговорах - не самый главный, а один из ряда подобных сюжетов, начиная с Якушкинской идеи имени 1817 года. Митьков не отрицает что он член тайного общества, многих знает и о многом говорил - но довольно долго отрицает, что хоть что-то знал об идеях произвести республику и цареубийство. Поджио сообщает, что на одном из совещаний у Оболенского Митьков по поводу царствующей фамилии произносит фразу "Мое мнение - истребить до корня". Митьков на это отвечает : "Лучше признать себя виновным, нежели быть на очной ставке" потом еще раз прочит - "уничиженно прошу... признать меня виновным... избавив меня от очной ставки". Идея пойти на очную с Поджио вызывает у него, по-моему просто судорогу, и в итоге он соглашается с этим его показанием (и именно этим на самом деле подписывает себе второй разряд).
Дальше, видимо, инстинкт самосохранения перевешивает, потому что в тот ж день происходит очная с Матвеем, на которую Митьков таки выходит - и вот тут уже отрицает, что знал о намерениях южного общества ввести республику цареубить. 1 мая он пишет в Комитет, что теперь отказывается от показаний по поводу Поджио и "до корня", и готов доказать это Поджио. (Но уже поздно, и конечно, никакой второй очной им не дали).

А 3 мая, значит, сюжет с Мухановым - где уже он сам обвиняет человека в цареубийственных словах. Причем очных аж две. На первой мх допрашивают про то был ли диалог -"Надежда плохая, если Он не был убит 14 декабря, кто его убьет? - le titre d'assassin est trop horrible pour qu'on le brigue. - Несомненно, остается одно - не погубить себя неосторожностью. Муханов подтверждает, что диалог был, Митьков его не помнит. До второй очной Муханов не допускает, подтверждая показания Митькова, что говорил, что "знает людей на все готовых и сам готов убить государя".

Ну и что? ну и все, 2 июня Муханов пишет уже довольно безнадежное и какое-то тихое письмо в Комитет все про то же - что это были дерзкие слова, вырванные из целого разговора, ну вот вы спросите еще раз Митькова и Якушкина - они что, правда, видели вот это вот, а не пустые слова и дурацкю горячность?

Но в общем как и Митькову в случае с Поджио это уже не помогает, Митькову дают второй разряд, Муханову - четвертый.
lubelia: (всем нужна свобода)
Как это иногда случается, едва ли не самый драматический момент дела Якушкина находится не в деле Якушкина, совсем даже в другом деле - у Муханова. Хотя у самого Якушкина тоже очень неплохо - он примерно до 13 февраля вообще не называет имен, никаких. Дважды объясняет - медлленно по буквам - почему. 13-го февраля пишет длинные ответы на вопросные пункты - вообще без имен.
Потом что-то происходит, возможно, с ним ээ...поговорили на эту тему? потому что дальше он пишет коротенькое объяснение - я имен не называл, но тут понял, что это способ "вредный для бывших моих сочленов, лишая меня возможности свидетельствовать истину их показаний"... И дальше начинает вполне говорить и называть.
Но самое интересное таки не здесь, а в деле Муханова. Муханову подгадил Митьков, который - совершенно случайно, вскользь - сказал, что вот приезжал к мне Муханов как-то и я ему сказал, что к обществу не принадлежу.(речь идет о Москве в последних числах декабря 25 года). Бенкендорф параллельно как раз разбирается с Мухановым (показания про него противоречивы, кроме Мишеля, который явно признается, что его принял, остальные ничего толком не знают - то ли член, то ли не член, то ли южного общества, то ли северного).
Ура, расскажите нам об этом Муханове? что он у вас делал, о чем вели разговоры?
И тут Митьков разражается - Муханова этого привез ко мне Якушкин, и Муханов говорил о происшествии 14 декабря, о котором откуда-то знал и "говоря о тех, которые произвели сие возмущение сказал, что неужели их так и оставят погибнуть и не будут стараться о том, чтобы их освободить... и не будут искать за них отомстить". На что Митьков ему и ответил, что к обществу не принадлежит.
Что ж, 19 февраля, Якушкин уже смирился и называет имена, и Бенкендорф спрашивает Якушкина. Вот вы Муханова к Митькову привозили - о чем там шла речь?
И дальше Якушкин выступает звездно, потому что рассказывает - "Муханов... предложил Митькову чтобы нескольким человекам отправиться в Петербург, чтобы покуситься на жизнь... Государя Императора".
Все, роковые слова про цареубийство произнесены, все участники попали.
Дальше у Якушкина прямо таки происходит движение мысли. И души - несомненно, души тоже, причем довольно судорожное.
Через два дня он пишет новое показание - Я тут вспомнил, что при том разговоре не присутстовал, а был в другой комнате с Неделинским. И самое главное: "Я более всех виновен, ибо я привез к ...Митькому... Муханова, не быв почти с ним знаком, без чего, вероятно, Муханов не подверг бы себя ответственности за несколько пустых и необдуманных слов, может также слывша от него что-то подобное прежде, молчанием моим поощрил его сделать неистовое предложение свое".
В тот же день Якушкин пишет Императору, повторяя тоже самое, еще уверенней - "Да подвергнусь один я к взысканию, как единственно виновный!.. не позвольте, о Государь, чтобы сие происшествие обременяло другого, кроме меня..."
На следующий день героическому Якушкину прилетают очередный вопросы от Бенкендорфа: ок, если вы были в другой комнате - то как услышали-то про цареубийство? вам кто-то передал? кто? Да и "невидя никакой причины к обвинению собственно вас за сделанное Мухановым" комитет требует пояснения - если вы едва знакомы, то о чем же таком и когда вы говорили раньше? и как именно своим молчанием вы его могли провоцировать? Да, и кто такой этот Нелединский, его когда и кто принял?
Якушкин, кажется, впадает в некоторую истерику и из него начинает сыпаться очень путаное: оказывается Муханов у Митьков был два раза, и в первый раз там было полно народу - Фонвизин, Неделинский, Семенов, и он, Якушкин, в упор не помнит, в который из вечеров состоялся искомый разговор. А познакомился он с Мухановым вообще у Орлова, у которого был разговор за 14 декабря, и вот там Муханов говорил о том, что знает человека, готового убить государя, а еще он говорил о том же в санях по дороге! И все равно я виновен, что его притащил к Митькову, потому что если бы еще в санях отказался его слушать - ничего бы не было.
Дальше снова опрашивают Митькова, потом Орлова, потом приходят с этим к Муханову, который меняет сволю формулировку - я говорил, что "ничто, кроме смерти Государя их не спасет", но убивать Государя не собирался, и вообще в запальчивости нес фигню.
Ок, а вот товарищи ваши говорят, что формулировки были другие, вот что вы знаете людей, готовых убить Государя, как насчет очных ставок?
У Якушкина тем временем происходит сюжет с Мысловским и первым причастием после 1812, а в начале мая, в качестве контрольного аккорда, происходит очная с Мухановым.
Собственно Муханов, не допуская ее соглашается с тем, что правда говорил о том, что знает человека, готового убить Государя, и что у Митькова делал людям предложение поехать в Питер и там цареубить.
На этом от Якушкина, кажется, отстают окончательно (а у Муханова следует еще один вполне безумный круг с Митьковым, о котором я завтра, потому что не Бенкендорф, у меня крыша едет.

Морали у истории нет ровно никакой, кроме того, что Бенкендорф, конечно, не Чернышев, и в итоге Муханову дают 4 разряд, а не первый. Но местами оно не легче.

Зачем я это все пишу, а?
lubelia: (Следствие)
Вскорости я выложу еще что-нибудь из 19 тома, у меня много насканено-то, там такие дела - они коротенькие, но про них есть что сказать.
Так вот дело Петра Ивановича Горленко.
http://kemenkiri.narod.ru/VDXIXGorlenko.pdf
Read more... )
lubelia: (зад пчелы)
https://yadi.sk/i/R6jCB14WzesGx

Декабристы: Актуальные направления исследований : Сборник статей и материалов, СПб: 2014.

Две статьи:
А.Б. Шешин "Выполнял ли К.Ф. Рылеев поручения князя А.Н. Голицына и намеревался ли он вывезти императорскую фамилию в Форт-Росс в Калифорнии? (по поводу книги А.Г. Готовцевой и О.И. Киянской "Правитель дел").
М.А. Пастухова. "Новый опыт биографии поэта-декабриста К.Ф. Рылеева".


Цитаты для привлечения внимания:
"...в книге имеются ошибки, вызванные тем, что авторы обратились к архивным документам, недостаточно ознакомившись с изданными источниками и литературой..."

"...представления авторов о легендарности биографии Рылеева и странностях в ней явно преувеличены."

"...рассматриваемая книга все же может быть полезна для специалистов, которые сумеют отделить использованные или опубликованные в книге новые материалы от необоснованных фантазий и ошибок авторов."

"Не избежали авторы новой биографии Рылеева также и явных фальсификаций..."


(На страничку не вешаю, но ссылку в блоге размещаю открыто - последуют претензии правообладателя - уберу по первому требованию. Но вообще народ должен знать героев.)
lubelia: (kadavr)
Внезапно просмотрела (не скажу, что "прочитала" - не смогла) биографию Пестеля (ЖЗЛ) от Оксаны Киянской.
И хочу немного про нее написать. Поскольку я ни разу не профессиональный историк - то я не буду писать о том, как Киянская излагает исторические факты, я напишу о том, о чем мне легче всего - о том, как она - сознательно или бессознательно - лжет и передергивает чисто стилистически.
Просто с несколькими примерами наугад.
Read more... )
lubelia: (Страничка)
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5179292

Вот, какой-то добрый человек собрался и выложил все те тома, которые есть целиком (ну да, это мои сканы по большей части, других-то - нет:)). 4 том в djvu внезапно...
Но я прям почтовая игуана просвещения, горжусь собой:))
И главное - то, что выложено на торрентах уже гарантированно уйдет в широкие массы.
И чисто теоретически надо бы сделать ЭТО с седьмым...

Еще - кто-то отсканировал Зильберштейна:
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5185235
Тоже - ура-ура, незаменимая вещь в хозяйстве.
lubelia: (Я)
Давно собиралась это повесить, и вот наконец-то свершилось!
В архиве Юшневских сохранилось 2 письма Юшневскому от Николая Гнедича (того самого, который автор "Илиады") - от 1822 и 1823 года. Больше, к сожалению, нет ничего - писем Юшневского к Гнедичу в Пушкинском Доме не нашли, возможно в каком-то архиве они и лежат, будем уповать.
Гнедич и Юшневский - практически ровесники (Гнедич на два года старше), учатся в Московском Университетском Пансионе, потом оба служат в Петербурге - оба штатские, один в Департаменте народного просвещения, один в Коллегии Иностранных дел. Приятели. Чуть-чуть про этот период жизни (1806 год) есть в воспоминаниях С.П. Жихарева, вот тут:
http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/gihar.htm
Оба интересуются театром. Н. Гнедич пишет в эти поры разную хрень типа "Дон Коррадо де Геррера, или Дух мщения и варварства Гишпанцев" (вот я про это писала даже как-то: http://lubelia.livejournal.com/1059100.html).
Дальше пути расходятся - Гнедич так и остается в столице и занимается литературой, а Юшневский по своей дипломатическо-переводческой части оказывается в Бессарабии.
И вот внезапно, в 1822 году они списываются, видимо после долгого перерыва, видимо по инициативе Юшневского (и курилка Юшневский начинает с присылки турецкого табаку:).
1822-23 год - Юшневский уже в Тульчине, уже интендант, уже второй Директор, уже Русская Правда, второе письмо Гнедича он получит незадолго до киевских контрактов 1823 года.
Вот они, письма:
http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/Yushn4.htm
...Кажется это была попытка поделиться со старым другом тем, что происходит - и кажется, Гнедич принял ее вполне благожелательно. Другое дело, что мы ничего не знаем о том, что было дальше - мы видим только осколочек истории... Ну и знаем, что Гнедич не был замешан (во всяком случае под следствие не попал и его имя нигде не фигурирует).
Но все эти люди связаны друг с другом - Гнедич общается с Иваном Матвеевичем Муравьевым-Апостолом (не могу понять, пересекаются ли они с Сергеем и Матвеем, и когда, но с вероятием - тоже да). Гнедич дружит с Никитой Муравьевым, например, тот из крепости просит матушку, чтоб она спросила ему у Гнедича Софокла.
19 июля 1826 года Гнедич пишет Екатерине Федоровне:
"Простите, почтеннейшая Катерина Федоровна, что осмеливаюсь тревожить Вашу горечь священную, справедливую. Но побуждение печальной дружбы, может быть, уважит и горесть матери. Вам известно, люблю ли я Никиту Михайловича.
Более, нежели многие, умел я ценить его редкие достоинства ума и уважать прекрасные свойства души благородной; более, нежели многие, я гордился и буду гордиться его дружбою. Моя к нему любовь и уважение возросли с его несчастием, мне драгоценны черты его. Вы имеете много его портретов; не откажите мне в одном из них, чем доставите сладостное удовольствие имеющему быть с отличным уважением и совершенною преданностью Вашего превосходительства покорнейшим слугою. "


Любовь и уважение, понимаете ли, возросли с его несчастием - 19 июля 1826 года. Что-то мне подсказывает, что Юшневского он тоже не забыл - просто, к сожалению, переписка Гнедича толком не публиковалась (не знаю даже, в каком объеме сохранилась). Возможно где-то что-то есть.

Курьезы:
Есть роман в стихах про Гнедича, судя по отрывкам - глючный и странный:
http://www.litkarta.ru/dossier/obezobrazhenny-ahill/view_print/
"Обезображенный Ахилл" это называется.
Read more... )
lubelia: (всем нужна свобода)
Каторжные сны
до весны

сны о казни ли, о награде ли
кровь по наледи

рыжим пламенем
небом раненым

кони резвые
впляс по лезвию

даль ковыльная
до границы
на горящих крыльях
долетишь, птица?

шкуру человечью сбрось с плеч
на картечь!
чешуя ли там, перья, мех
дальше вверх

дальше пир
здравствуй, командир
lubelia: (kadavr)
https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fwww.theatre-library.ru%2Ffiles%2Ft%2Ftitov_yuriy%2Ftitov_yuriy_1.doc&name=titov_yuriy_1.doc&lang=ru&c=5821d8b9061f

Она удалена (туда ей и дорога), но яндекс-то все сохраняет... Там внезапно Юшневский, поэтому она на меня и вышла.
Юшневскицй внезапно в северном обществе (потому что южного в пьесе нет). Почему он - не спрашивайте. Но - главное - там не только он, там еще Мария Казимировна!
Юшневская там произносит следующую телегу:
"Подойдем поближе к моим подслеповатым окнам, хоть они и подслеповаты, но из них открывается наш убогий, нагой пейзаж. Перед вами открывается усеченная пирамида горы Благодатки, изъеденная снаружи, выгрызенная из внутри".
Главный герой - декабрист "Петр Алексеевич Громов" и его жена Вера, которая следует за ним в Сибирь. Есть Лепарский, есть голоса следственного комитетав и сцены допросов. (декабрист Громов героичен и никого не выдает даже под угрозой пыток).
А жены декабристов прекрасны!!! Дывыдова дарит этой самой Вере Громовой ножик: " Берёте ножик, выскабливаете в тыне скважинку и через неё можете говорить с мужем.".
Еще там Чита спутана с Благодатским (Давыдова (продолжая): Её муж, Алексей Петрович, незаметно срывает цветы по дороге с Благодатки и оставляет букет на земле, а когда солдаты пройдут… Юшневская: … я его поднимаю. Пауза.Юшневская начинает тяжело дышать. от офигения, потому что ее мужа не было в Благодатске)
... Еще там внезвапно есть "декабрист Иван Дмитриевич". Он про сеья говорит следующее: "бвенчался с госпожой каторгой на Зерентуйском руднике. Хотел поднять бунт с заключенным. Приговорен за это к смертной казни".

...А внезапно есть один сколько-то сильный момент. Где-то под финал, когда герою начинают являться разные декабристы с разными странными именами и излагать свои истории, происходит следующее:
Read more... )

А заканчивается все финальной его молитвой в храме про то, как погубил он, значит, жену и сына, и "прости мне, Господи, гордыню мою".

(Да, еще среди действующих лиц есть "Главный декабрист". Но он в северном обществе, потому что южного нет (и при этом он не Трубецкой.. Рылеев, наверно:).
lubelia: (Страничка)
Аж с картинками и все пять писем и еще кусок воспоминаний присобачила.

http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/Vof.htm

Надо еще придумать, что бы про Вольфа эдакое замутить.
lubelia: (Страничка)
Наконец-то сделала, пусть будет:
http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/Vof.htm
Вытащила из статьи Лушникова "Декабрист Ф.Б. Вольф." тексты двух писем.
В итоге мы имеем в одном месте (на нашей страничке, ага!:), все три опубликованные письма Вольфа - Фонвизиным, Якушкину и Пущину.
Еще в природе существуют письма Анненковым, наткнулась на цитаты вот тут:
http://naukarus.com/vrach-dekabrist-f-b-volf
(Заплатить что ли им 150 рублей и посмотреть - вдруг еще чего хорошее накопали?:) Всяко полезней, чем глеза-за-деньги.
(И оплатила бы, но оно не хочет принимать платежа, так что лесом:)

Обсудили с Мышью, внезапно обнаружили еще два опубликованных письма - вот как раз к Анненковым (ссылка в комментах).
Итого, мы имеем 5 опубликованных писем Вольфа!:)
lubelia: (всем нужна свобода)
http://kemenkiri.livejournal.com/710212.html#comments - про жен декабристов, статистика по уехавшим и оставшимся и количеству детей.
lubelia: (Страничка)
"Лунин живет для истории, потому что пишет какой-то дребедень..."
(Сутгоф-Пущину, февраль 1841)
Сутгоф вообще не отличается доброжелательством по отношению к своим, но при этом иногда кладезь:
"Юшневские живут в городе, она там вроде компаньонки у генерал-губернаторши и губернаторши, ездит с ними на воды, утешает после смерти родственников и гадает им в карты..."

Я же знала, знала, что Марья Казимировна умеет гадать на картах!!:)))
lubelia: (Следствие)
В РГАЛИ лежит несколько писем от Юшневских - Владимира Петровича и Петра (по ходу Владимировича) - к Варваре Абрамовне Рачинской (Баратынской).
(И кажется еще где-то есть какие-то поздние женские письма ей же).
Понятно, что когда я еще до писем доберусь, но я полезла смотреть, кто она такая вообще. Так вот она она родная сестра Е. Баратынского, который поэт. А ее муж Александр Антонович Рачинский аж в Алфавите Боровкого засветился, служил подпоручиком в Семеновском и загремел вместе после Семеновской истории в Муромский пехотный, а летом 1826 года оказался под надзором, потому что его упомянул Мишель где-то.
А после отставки, в тридцатые-сороковые живет где-то в гребенях Смоленской губернии.
lubelia: (kadavr)
"...для чего мы так длинно о подобном предмете вообще говорим?"
М. Щербаков.

Начну, пожалуй, с теоретических размышлений о том, что отличает "фанфик" от "серьезной прозы". Недавно, рассуждая об этом, я писала, что прежде всего это позиционирование: если автор сам свое произведение помещает на соответствующем ресурсе и снабжает характерной для фанфиков шапкой с указанием поджанра ("ангст", "флафф"), рейтингом и дисклеймерами - то фанфиком произведение и будет являться.
Однако вот мне попалось на глаза произведение написанное вот ровно в этом жанре («Исторический фанфик», «слеш», «ангст», «флафф», «смерть героев»), которое издано на бумаге, снабжено внушительным списком благодарностей, аннотацией и позиционируется как "исторический роман".
Пришлось переформулировать для себя определение. И новое, применительно к данному жанру, будет звучать по-другому.
Характерный признак фанфика - это его неглубина, Узость и мелкость проблематики, непроработанность характеров и бэкграунда, вольное обращение с психологией и обстоятельствами героев в ущерб художественной правде.
Итак, Юлия Глезарова, «Мятежники». Исторический роман об участниках и обстоятельствах событий декабря 1825 – января 1826 года, имевших место в столицах и Малороссии»: Книга Сефер; Израиль; 2016
https://www.litres.ru/uliya-glezarova/myatezhniki/
Read more... )
lubelia: (всем нужна свобода)
"Речь есть двоякая: одна свободная, или проза, другая - заключенная, или стихи"
В.К. Тредиаковский

1.
Юшневский.
(К Мари.)

Как осенью в Чите погоды злы,
Как черный ветер в щели жизни свищет
Речь, заключенная, как в ямбы - в кандалы.
Стройнее, чем свободная, и чище,

И выражая весь сердечный жар,
Все к слову одному сведешь невольно:
В оковах поневоле скуп и стар,
И точен на движения - слишком больно.

Так и твердишь, звеня на каждый шаг,
На каторге не ведают покоя.
"Люблю тебя. Жизнь без тебя есть мрак.".
И прозой, и стихами, всем собою.

2. Сергей Муравьев-Апостол.
(К родине:)

Откуда мне доля злая? Неужто что не напрасно?
Аминта моя благая, отчизна моя прекрасна!
На флейте я пел и гуслях, одной о тебе я мыслил.
А в крепости очень пусто. Вот так вот. Не пригодится.
Не ждите меня обратно. Видений терзают сонмы.
Аминта, ответь, где брат мой? хотя бы - похоронен ли?
Аминта, любые вести твой лик от меня не скроют.
Ты пела грустные песни - я слезы лил за тобою,
Смеялся с тобою равно, любил пока не сковали...
...Зато мы с тобою славно снегами протанцевали.

3. Я
(К речи)

Я твердо знаю, что смерти нет, хотя поверить и нелегко
Освою ритмы твои, поэт, они не так уж и далеко,
Зачем мне это, хотите знать - затем, что иначе не до сна
Россия та ж - нищета и знать. Аминта та же - весьма красна.
Пространство то ж: далеки края, Господь сворачивает от глаз.
И в ссадинах, оспинах речь моя - едино золото мне сейчас.

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4567 89 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios