lubelia: (Василь Кириллыч)
...утром три слона сорвались и ушли, из которых двоих скоро поймали, а третий пошел сквозь сад, изломал деревянную изгородь и прошел на Васильевский остров и там изломал чухонскую деревню и только там был пойман.

Стой кто хочет на скользкой придворной дороге...
В. К. Тредиаковский.

Слон к Васильевскому идет, хрустит ледяная крошка.
Как на скользкой придворной дороге, поэт - получил подножку?
В этом мутном сегодня, под палками, день позабудь вчерашний,
Думай лучше о том слоне, что трубит, а чухонцам страшно.

Вот живешь ты в своей деревне, торгуешь сливками да сметаной,
Ничего, кроме льда не знаешь - какие иные страны?
А внезапно трубят, топочут, толкают по мерзлой глине,
И разрушен твой мир, и шутом в машкераде ныне.

Ах, дороги в России скользки - и вскоре обидчик тоже
Прямо в грязь прямо из парадиза своею надменной рожей,
Тоже кто-то, хихикнув, за полу дернул, смешно и гадко.
Сам же знаешь, вельможа, слонам на Руси не сладко,

Оттрубил, отплясал, снег от крови слоновьей в пятнах,
Тебя просто в слоновий двор как в тюрьму - обратно,
Не вернут же в родную Персию к папе с мамой?
Сорок ведер хреновой водки на год - да, пожалуй, мало.

Что ж, поэт, все тебе бы вирши ваять, все кряхтеть да ахать.
А дорога блестит - проскользишь по нею на площадь с плахой?
Хоть бы кто-нибудь всыпал на лед, словно в рану - песка да соли.
У тебя зато есть язык, у него уже нет - доволен?

...Оступился - под плахой скользко и мерзко: чернеют лужи.
Нахлебался казнью как водкой - давно наружу.
Посмотри, человеком бывший, на тоже бывшего - вспомнишь имя?
А слоны все трубят над снегами - поплачь над ними.
lubelia: (Василь Кириллыч)
Собственно на следующей игре я собираюсь играть монархиста. Вот прям махрового. При дворе Анны Иоанновны, когда Бирон, тайная канцелярия с Ушаковым, ледяной дом с шутами и пьяный слон на Васильевском.
И он искренне уверен, что абсолютная монархия - это лучшая форма правления.

Обыкновенно считается три рода Правлений: Первый называется Монархия, то есть, единоначалие. Сие Правление есть там, где одна токмо Особа самодержавно владеет всеми и всем. Понеже следствия сего Правления всегда благополучны; то несомненно можно заключить, что сие токмо Правление премудрейший Творец положил над людьми своими, да и все в нём околичности свидетельствуют, что оное токмо согласно с самым естеством: того ради сей род Правления есть лучший и полезнейший всех прочих. Вторый называется: Аристократия, то есть, благородных Держава. Сей подвержен многим неспокойствам, смятениям, и весьма разоряющим и печальным следствиям, как то видимо в некоторых народах. Третий называется: Демократия, то есть, народная власть, или держава. Сей, не упоминая бывающих в нём непорядков, всякого смеха достоин, и подобен мирскому сходу наших крестьян.


И это абсолютно понятная логика. Демократия? какая демократия, это крестян неграмотных к правлению допускать? Я их видел, я из бедных поповичей, нафиг-нафиг.
Аристократия? Это когда Бирон-Миних-Волынский-Остерман будут на равных, и рвать друг друга, и никакой управы на них вообще не будет?! А кому попроще куда податься тогда?
Монархия! Аминь, монархиня у нас ОДНА - и все они ей подчиняются, и она в сущности неплохая женщина. Да здравствует днесь императрикс Анна!
lubelia: (18 век)
В порядке подготовки к "Делу и слову" зачитала некоторое количество литературы и хочу поделиться впечатлениями чисто от книжек (не от эпохи:).
Итак, если идти очевидным путем и читать биографии персонажей - на нас неизбежно выйдут книжки историка И.В.Курукина - и вот я две из них прочла и в несколько заглянула - и всячески его рекомендую.
У него выходили ЖЗЛовские книги про Анну Иоанновну, Анну Леопольдовну, Волынского, Бирона + он принимал участие в "Повседневной жизни русского кабака" и "Повседневной жизни тайной канцелярии".
И это реально очень хорошие книги, потому что во-первых видно, что автор любит эпоху и всех этих людей, во-вторых у него нет никаких тараканов и вообще дополнительных идей в голове - вот что в архивах находится, о том и пишет:) Иногда выходит страшно, иногда увлекательно, как роман Дюма, иногда - наверно вообще единственно верно. Например, о тайной канцелярии он пишет очень скучно: со статистикой, со списками служащих, анкетными данными и биографиями заплечных дел мастеров, зарплатами и т.д. - то есть всей объективной информацией, которую можно извлечь из делопроизводства. Без малейшего смакования ужасов, пыток и прочих радостей.
(К вопросу о статистеке и вообще скучных вещах - некоторым настоятельно прям рекомендую заглянуть в главы биографии Волынского, посвящанные его проекту развития конных заводов в России:).

После чего я сунула нос во второго историка, который тоже занимается ровно той же эпохой и у него тоже есть книги и про 30-40 годы 18 века, и про Елизавету, и про политический сыск - Е.В. Анисимов.
В общем вот тут, увы - отказать.
Пишет много более невнятно и при этом не отказывает себе в клубничке, сальностях и прочих ээ... "популяризаторских" приемах. Биографию Елизаветы Петровны я не смогла - уж больно много автор медитирует на ее прелести и больно много занимается телепатией.
Какую-нибудь "Дыбу и кнут" - я просто даже и читать не буду, подозреваю, что пыточные процессы он описывает примерно в том же стиле, нафиг-нафиг, я лучше статистику от Курукина почитаю.
Зато Анисимов - составитель сборника мемуаров по 18 веку, который читать стоит:)

И совсем в сторону - оказывается у Ю. Нагибина есть аж две повести про В.К. Тредиаковского. Одна - про первую жену в Астрахани (тут я что-то не смогла, потому что там какая-то очень советская жена и советская коллизия:), другая - "Остров любви" - вот ровно про Ледяной дом, и она, кстати, неплоха, даже, пожалуй, и порекомендую. Там по крайней мере внятный и стройный сюжет на эту тему, с началом, завершением и смыслом, местами смешно, местами анахронизмы, но смысл налицо. Ну и язык у Нагибина хороший.
lubelia: (всем нужна свобода)
"Речь есть двоякая: одна свободная, или проза, другая - заключенная, или стихи"
В.К. Тредиаковский

1.
Юшневский.
(К Мари.)

Как осенью в Чите погоды злы,
Как черный ветер в щели жизни свищет
Речь, заключенная, как в ямбы - в кандалы.
Стройнее, чем свободная, и чище,

И выражая весь сердечный жар,
Все к слову одному сведешь невольно:
В оковах поневоле скуп и стар,
И точен на движения - слишком больно.

Так и твердишь, звеня на каждый шаг,
На каторге не ведают покоя.
"Люблю тебя. Жизнь без тебя есть мрак.".
И прозой, и стихами, всем собою.

2. Сергей Муравьев-Апостол.
(К родине:)

Откуда мне доля злая? Неужто что не напрасно?
Аминта моя благая, отчизна моя прекрасна!
На флейте я пел и гуслях, одной о тебе я мыслил.
А в крепости очень пусто. Вот так вот. Не пригодится.
Не ждите меня обратно. Видений терзают сонмы.
Аминта, ответь, где брат мой? хотя бы - похоронен ли?
Аминта, любые вести твой лик от меня не скроют.
Ты пела грустные песни - я слезы лил за тобою,
Смеялся с тобою равно, любил пока не сковали...
...Зато мы с тобою славно снегами протанцевали.

3. Я
(К речи)

Я твердо знаю, что смерти нет, хотя поверить и нелегко
Освою ритмы твои, поэт, они не так уж и далеко,
Зачем мне это, хотите знать - затем, что иначе не до сна
Россия та ж - нищета и знать. Аминта та же - весьма красна.
Пространство то ж: далеки края, Господь сворачивает от глаз.
И в ссадинах, оспинах речь моя - едино золото мне сейчас.
lubelia: (Василь Кириллыч)
Подражание В. К. Тредиаковскому.

(Если не против - по посвящается Фреду)


В жизни все преходяще -
Офис, работа, званье,
Думай, награду зрящи,
Видишь ли наказанье,
Менеджер спорый.

Лучший ли ты сегодня,
К благу оставь бахвальство.
Воля на все Господня,
Господа - не начальства -
Снизить, повысить.

Может шутом с листовкой
Завтра ты станешь, крайний.
Ты со своей сноровкой,
Тот же как все, кандальный.
"Скидку возьмите!"

Ты, шут, и царь в короне -
Из одного вы теста,
Все преходяще, кроме
Господа, кофе, текста.

Право же - много!
lubelia: (Василь Кириллыч)
Очень пафосный. Но зато не по Лажечникову, и слышно, что стихи.
lubelia: (Писать стихи - моя стихия!)
Один:
Языка нашего небесна красота
Не будет никогда попранна от скота.
От яду твоего он сам себя избавит,
И, вред сей выплюнув, поверь, тебя заставит
Скончать твой скверный визг стенанием совы,
Негодным в русский стих и пропастным увы!

Второй:
В небесной красоте - не твоего лишь зыка,
Нелепостей где тьма - российского языка,
Когда, по-твоему сова и скот уж я,
То сам ты нетопырь и подлинно свинья!


Высокие, высокие отношения и поэтические достижения.
Нет, не могу. Еще две строки, они универсальны и исчерпывающи, выбить в мраморе на могиле:

Человек с лица иной есть весьма господстенен
А иной с того ж лица совершенно скотственен!


(И это все притом, что я нашла какое-то количесто хороших годных стихов и буду их нести в массы, и возможно даже пафосно читать на игре:)
lubelia: (Я)
https://yadi.sk/d/1YPyOCNPve9xD - текст не читала, но сборка картинок про Анну Иоанновну и некоторых прочих персонажей обширная.
Самое забавное вот это:

Это, конечно, современный Ермолаев, он весь примерно такой.
Что не отменяет того, что Василий Кириллович - астраханская цапля-каравайка, в Сорбонне, будучи бедным студентом, выживал в основном за счет того, что ночами оборачивался и жрал лягушек по окрестным болотам.
Между прочим тоже хищник, питается исключительно животной пищей. И красивый, зараза, когда в облике, коричнево-зеленый такой:
lubelia: (Я)
http://mp3davalka.com/files/%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%BD%D1%83%20%D0%BD%D0%B0%20%D1%84%D0%BB%D0%B5%D0%B9%D1%82%D0%B5%20%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%85%D0%B8%20%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B/

(Миних, а Миних? Мы же это споем, а?:) Кукулевич же!
Вот еще вариант, я, признаться, именно этот больше всего люблю:
https://yadi.sk/d/1YPyOCNPve9xD

Так, кажется, мне нужен 18 вечный юзерпик. И вообще - надо ж так влететь, вот прямо всем фейсом вот прямо в туда:)

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4567 89 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:46 pm
Powered by Dreamwidth Studios