lubelia: (Следствие)
Внезапно этот его ответ прошел мимо меня.
Дело Юрасова (прапорщик квартирмейстерской части, приняли больного уже после известий о смерти Александра 1, после чего он заболел еще сильней буквально в тот же день). Начало апреля, опрашивают всех по списку (Крюковых, Пестеля, Юшневского, Ивашева, Вольфа...). В итоге поручик попадает под надзор - и в общем-то все, он болен был, что с него взять.
Ответ Юшневского
(...прапорщик Юрасов принадлежал ли к тайному обществу, когда, где и кем именно принят и т.д.)
Дабы показать о сем с достоверностию, надлежит знать, кто именно его принял, но как мне сие неизвестно, то и не могу сказать о сем положительно. Князь же Барятинский, по всегдашнему его обращению к офицерам квартирмействерской части, имеет о сем сведение, как начальник тамошней управы. Могу, однако же, с довольною достоверностию заключить, что он был уже принят и что не сие ли было причиною помешательства в уме, в каковом он находился.

6 апреля у Юшневского плохой день. Это вопрос про Горленко, вот этот вопрос про Юрасова, а еще это вопрос про то, брат ли Семнен принял Рынкевича - и в общем, понятно, что Юшневский трижды, в каждом своем ответе этого дня ссылается на Барятинского...

Но вот этот хитро завернутый пассаж "он был уже принят и что не сие ли было причиною помешательства в уме, в каковом он находился" мне тоже страшно нравится, про тайное общество как причину помешательства. То ли пытался защитить, но перепутал причину со следствием, то ли вот что хотел сказать - то и сказал.

... Хороший 19 том, информативный, как я это пропустила-то?
lubelia: (Я)
С самим Александром Семеновичем Пестовым Юшневские знакомятся уже, так сказать, на месте, до этого, видимо, никак не пересекались, потому что Пестов - это Соединенные славяне. Но это юг, и какое-то общение вполне происходит. И Юшневская упоминает его в письмах к Семену - возможно какое-то знакомство и ранее имелось, он обычно старается писать именно о знакомых, а о тех, кого он не знает - не пишет и приговаривает "остальных ты и не знаешь". Но может быть по всякому.

Вообрази себе, мой друг, письмо сие пишу я тебе в тюрьме; против меня сидит твой брат, играет на фортепьянах Фрейшюца (на 4 mains [в четыре руки] с тобою, бывало, он играл); подле него стоит Пестов, который слушает твоего брата.
(9 июля 1832 года).

Параллельно Мария Казимировна, оказывается, знакома с матерЬю Пестова, Марьей Алексеевной. Они даже отчасти соседи - Пестовы в александрийском уезде, это не так далеко от Каменки Давыдовых и Тимашевки Юшневских. Мария Казимировна знакома с Пестовой по Москве:
(16 декабря 1832)
В бытность мою в Москве жила я с Пестовой вместе у Катерины Федоровны [Муравьевой] и она полюбила меня, кажется, всем сердцем, и мы сблизились. Я ее не только люблю, но уважаю. Она женщина очень добрая. Катерина Федоровна мне говорила, что кроме того, что имеет доброе сердце, с удивительною готовностью оказывает услуги, где они могут только быть полезны.
У Екатерины Федоровны Юшневская жила, судя по всему, непосредственно перед отправкой в Сибирь - весной и в начале лета 1830 года (точных дат я пока не знаю). Но возможно и раньше - точная схема ее передвижений на перегоне между 26 и 30 годами пока не выяснена, но в любом случае это после 1826 года, с Екатериной Федоровной они явно знакомятся ровно потому что у нее тусуются все дамы, которых накрыло 1826 годом). Вопрос, то Пестова делает в Москве? возможно тоже самое - хлопочет, сходу никаких московских связей не вижу, но это не знаит, что их нет.

Я давно просила Рейхеля войти в сношение с Марьей Алексеевной Пестовой, которая по дружбе своей также вызвалась найти покупщика [Тимашевки]
То есть Мария Казимировна в Москве или позже активно обсуждает с ней свои денежные дела. Семен в итоге связывается с Пестовой, в его черновике лета 1832 года упоминается письмо Пестовой, которое он кому-то вручает (надо прочитать кому, кажется, Прушковскому, давыдовскому управляющему, но возможно я его неправильно читаю).

В декабре 1833 года А.С. Пестов умирает. У нас есть два рассказа об этом от Марии Казимировны - в письме Идалии (жене Семена) и в письме Вере Муравьевой.
(4 января 1834 года, Идалии).
"На прошлой неделе присутствовали на пятом погребении. Пестов, один из компаньонов моего мужа в путешествии в Сибирь, умер в возрасте 29 лет от болезни, которую поначалу не сочли опасной, тем более что в этих краях она распространена. Это был нарыв (свищ? – прим.пер. ) на позвоночнике, приведший к заражению крови, в два дня унеся больного. Будучи дружна с матерью усопшего, я пришла к нему, чтобы выслушать его последнее желание. Не подозревая о тяжести собственного положения, он улыбался мне в разговоре. Через двадцать минут после моего визита он умер. Представьте себе, какое это произвело на нас впечатление, учитывая, что это первый среди содержащихся в каземате узников смертельный исход за то время, что мы в Сибири…"

(дату из дома посмотрю, Вере)
"Милая Вера, вы давно не получали известий от мужа, поверьте, это не его вина, множество обстоятельств сему препятствовали, между прочим, вмерть одного из наших товарищей по несчастью, скончавшегоя на руках мужа вашего...Это г-н Пестов...Я была отчасти свидетельницею забот, коим он был окружен, и душераздирающего зрелища, которое являла собою его тюрьма, заполненная товарищами, оплакивающими его смерть. И все же могу вас заверить, что она никого не испугала и что я даже заметила явное выражение зависти на лицах многих."

Больше в опубликованном Пестовы мне не встречались. История с продажей Тимашевки в итоге закончилась ничем, оно так и тянется как-то мутно, пока они не находят Ламберта Понятовского, который начинает им слать уже какие-то деньги.
Ну и вот - возможно что те Пестовы, которые служат в 1834 году в Азовском Пехотном - это братья Александра, и возможно они там пересекаются с Владимиром Юшневским (тут тоже нужно все уточнять, и имена и даты).
В ЦГИА Украины (ф. 779). - указан фонд Пестовых. Его опись в 2013 году пытались издать александрийские краеведы:
"Благодаря нашему земляку А.В. Пивовару, которому удалось скопировать в РНБ “Алфавитный указатель личных знакомых и друзей С.С. Пестова, о которых он упоминает в записках своих с 1786 по 1827 г.г.», скоро выйдет в свет переизданный вариант указателя. К выпуску его готовят, кроме Анатолия Васильевича, и краеведы Кировограда и Александрии. В книге будет также и опись фонда Пестовых в ЦГИА Украины. Там, кроме прочего, – материалы о генеалогии дворянства, родословной семьи и обширная переписка ее представителей с 1794 по 1917 года. Это – бесценный материал для будущих исследователей." (http://alnews.com.ua/history/chronology/4719-oleksandr-pestov-dekabrist-do-210-richchya-z-dnya-narodzhennya-ros), но издали ли они хоть что-то - а кто ж их знает, в сети информации нет.(отдельно меня страшно умиляет это "удалось скопировать" - но возможно и правда там как-то сложно с копированием материалов?)
Ну и с вероятием в этом фонде имеется очередная пачка писем от Марии Казимировны. Как минимум, она точно писала Пестовой о его смерти, не могла не писать.

Вот тут:
http://ukrfamily.com.ua/index.php/tsgiak-ukrainy/familnye-fondy
Фонд Пестовых указан как 2044. Описи, правда, все равно нет.
lubelia: (Я)
Нет, сначала я нашла, что на сайте Ленинки высочайшие приказы о чинах военных частично выложены. Таки не все по ходу:(. Но кое-что есть
С одной стороны, отрадно, что мозг у меня иногда включается, с другой - что ж так редко-то, а?
В общем в марте 33 года его из прапорщиков Азовского пехотного полка производят в подпоручики.
(Ничего не знаю про Азовский пехотный, кроме того, что в 31-32 они где-то на югах тусуются).

Блин, нашла подпоручика Мошиаха.
А мужики-то до сих пор не знают:))
lubelia: (Следствие)
Вскорости я выложу еще что-нибудь из 19 тома, у меня много насканено-то, там такие дела - они коротенькие, но про них есть что сказать.
Так вот дело Петра Ивановича Горленко.
http://kemenkiri.narod.ru/VDXIXGorlenko.pdf
Read more... )
lubelia: (kadavr)
Внезапно просмотрела (не скажу, что "прочитала" - не смогла) биографию Пестеля (ЖЗЛ) от Оксаны Киянской.
И хочу немного про нее написать. Поскольку я ни разу не профессиональный историк - то я не буду писать о том, как Киянская излагает исторические факты, я напишу о том, о чем мне легче всего - о том, как она - сознательно или бессознательно - лжет и передергивает чисто стилистически.
Просто с несколькими примерами наугад.
Read more... )
lubelia: (Я)
Давно собиралась это повесить, и вот наконец-то свершилось!
В архиве Юшневских сохранилось 2 письма Юшневскому от Николая Гнедича (того самого, который автор "Илиады") - от 1822 и 1823 года. Больше, к сожалению, нет ничего - писем Юшневского к Гнедичу в Пушкинском Доме не нашли, возможно в каком-то архиве они и лежат, будем уповать.
Гнедич и Юшневский - практически ровесники (Гнедич на два года старше), учатся в Московском Университетском Пансионе, потом оба служат в Петербурге - оба штатские, один в Департаменте народного просвещения, один в Коллегии Иностранных дел. Приятели. Чуть-чуть про этот период жизни (1806 год) есть в воспоминаниях С.П. Жихарева, вот тут:
http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/gihar.htm
Оба интересуются театром. Н. Гнедич пишет в эти поры разную хрень типа "Дон Коррадо де Геррера, или Дух мщения и варварства Гишпанцев" (вот я про это писала даже как-то: http://lubelia.livejournal.com/1059100.html).
Дальше пути расходятся - Гнедич так и остается в столице и занимается литературой, а Юшневский по своей дипломатическо-переводческой части оказывается в Бессарабии.
И вот внезапно, в 1822 году они списываются, видимо после долгого перерыва, видимо по инициативе Юшневского (и курилка Юшневский начинает с присылки турецкого табаку:).
1822-23 год - Юшневский уже в Тульчине, уже интендант, уже второй Директор, уже Русская Правда, второе письмо Гнедича он получит незадолго до киевских контрактов 1823 года.
Вот они, письма:
http://kemenkiri.narod.ru/gaaz/Yushn4.htm
...Кажется это была попытка поделиться со старым другом тем, что происходит - и кажется, Гнедич принял ее вполне благожелательно. Другое дело, что мы ничего не знаем о том, что было дальше - мы видим только осколочек истории... Ну и знаем, что Гнедич не был замешан (во всяком случае под следствие не попал и его имя нигде не фигурирует).
Но все эти люди связаны друг с другом - Гнедич общается с Иваном Матвеевичем Муравьевым-Апостолом (не могу понять, пересекаются ли они с Сергеем и Матвеем, и когда, но с вероятием - тоже да). Гнедич дружит с Никитой Муравьевым, например, тот из крепости просит матушку, чтоб она спросила ему у Гнедича Софокла.
19 июля 1826 года Гнедич пишет Екатерине Федоровне:
"Простите, почтеннейшая Катерина Федоровна, что осмеливаюсь тревожить Вашу горечь священную, справедливую. Но побуждение печальной дружбы, может быть, уважит и горесть матери. Вам известно, люблю ли я Никиту Михайловича.
Более, нежели многие, умел я ценить его редкие достоинства ума и уважать прекрасные свойства души благородной; более, нежели многие, я гордился и буду гордиться его дружбою. Моя к нему любовь и уважение возросли с его несчастием, мне драгоценны черты его. Вы имеете много его портретов; не откажите мне в одном из них, чем доставите сладостное удовольствие имеющему быть с отличным уважением и совершенною преданностью Вашего превосходительства покорнейшим слугою. "


Любовь и уважение, понимаете ли, возросли с его несчастием - 19 июля 1826 года. Что-то мне подсказывает, что Юшневского он тоже не забыл - просто, к сожалению, переписка Гнедича толком не публиковалась (не знаю даже, в каком объеме сохранилась). Возможно где-то что-то есть.

Курьезы:
Есть роман в стихах про Гнедича, судя по отрывкам - глючный и странный:
http://www.litkarta.ru/dossier/obezobrazhenny-ahill/view_print/
"Обезображенный Ахилл" это называется.
Read more... )
lubelia: (Следствие)
Внезапно то ли у меня едет крыша, то ли... не едет?:).
В общем я внезапно осознала, что понятия не имею, где находится, кем атрибутирован и вообще откуда взялся вот этот портрет Юшневского:


Откуда-то отсканирован, значит где-то напечатан?
(Единственный сетевой источник - хроно.ру пишет нам, что "Портрет прислал Владимир Леонидович Чернышев, доцент НТУ «ХПИ», г. Харьков.
".
Доцента я по приколу нашла, доцент про танкостроение:
https://knigogid.ru/authors/80381-vladimir-leonidovich-chernyshev
И он много разных декабристских портретов прислал (например, вот этого Сергея Григорьевича:
http://www.hrono.ru/biograf/bio_we/volkonski_sg.php
Из чего я делаю вывод, что у доцента не уникальные материалы, а мозг и сканер).

В общем, коллеги, если это где-то кому-то попадалось и вообще очевидно? - откуда вообще взялся этот портрет, а?

(Вот не было печали, а как проснется мозг - так сразу и загадки, загадки:)
Определила: "Оригинал работы неизвестного художника утрачен, сохранившаяся фотография из коллекции М.И. Семевского, ЛМ ИРЛИ").
Блин, надо заняться, и подобрать внятно всю иконографию - ее примерно три с половиной штуки его и примерно три с половиной ее, невелик труд, но мозга тоже требует.
lubelia: (Страничка)
"Лунин живет для истории, потому что пишет какой-то дребедень..."
(Сутгоф-Пущину, февраль 1841)
Сутгоф вообще не отличается доброжелательством по отношению к своим, но при этом иногда кладезь:
"Юшневские живут в городе, она там вроде компаньонки у генерал-губернаторши и губернаторши, ездит с ними на воды, утешает после смерти родственников и гадает им в карты..."

Я же знала, знала, что Марья Казимировна умеет гадать на картах!!:)))
lubelia: (Следствие)
В РГАЛИ лежит несколько писем от Юшневских - Владимира Петровича и Петра (по ходу Владимировича) - к Варваре Абрамовне Рачинской (Баратынской).
(И кажется еще где-то есть какие-то поздние женские письма ей же).
Понятно, что когда я еще до писем доберусь, но я полезла смотреть, кто она такая вообще. Так вот она она родная сестра Е. Баратынского, который поэт. А ее муж Александр Антонович Рачинский аж в Алфавите Боровкого засветился, служил подпоручиком в Семеновском и загремел вместе после Семеновской истории в Муромский пехотный, а летом 1826 года оказался под надзором, потому что его упомянул Мишель где-то.
А после отставки, в тридцатые-сороковые живет где-то в гребенях Смоленской губернии.
lubelia: (всем нужна свобода)
"Речь есть двоякая: одна свободная, или проза, другая - заключенная, или стихи"
В.К. Тредиаковский

1.
Юшневский.
(К Мари.)

Как осенью в Чите погоды злы,
Как черный ветер в щели жизни свищет
Речь, заключенная, как в ямбы - в кандалы.
Стройнее, чем свободная, и чище,

И выражая весь сердечный жар,
Все к слову одному сведешь невольно:
В оковах поневоле скуп и стар,
И точен на движения - слишком больно.

Так и твердишь, звеня на каждый шаг,
На каторге не ведают покоя.
"Люблю тебя. Жизнь без тебя есть мрак.".
И прозой, и стихами, всем собою.

2. Сергей Муравьев-Апостол.
(К родине:)

Откуда мне доля злая? Неужто что не напрасно?
Аминта моя благая, отчизна моя прекрасна!
На флейте я пел и гуслях, одной о тебе я мыслил.
А в крепости очень пусто. Вот так вот. Не пригодится.
Не ждите меня обратно. Видений терзают сонмы.
Аминта, ответь, где брат мой? хотя бы - похоронен ли?
Аминта, любые вести твой лик от меня не скроют.
Ты пела грустные песни - я слезы лил за тобою,
Смеялся с тобою равно, любил пока не сковали...
...Зато мы с тобою славно снегами протанцевали.

3. Я
(К речи)

Я твердо знаю, что смерти нет, хотя поверить и нелегко
Освою ритмы твои, поэт, они не так уж и далеко,
Зачем мне это, хотите знать - затем, что иначе не до сна
Россия та ж - нищета и знать. Аминта та же - весьма красна.
Пространство то ж: далеки края, Господь сворачивает от глаз.
И в ссадинах, оспинах речь моя - едино золото мне сейчас.
lubelia: (Следствие)
Когда у меня включается мозг - я могу даже "брата Ивана Ивановича" опознать, потому что адрес-календарь-то не отменяли!:)
На 1822 год он секретарь при Петре Христиановиче Юшневском, начальнике Дубоссарского таможенного округа, потом до 42 года фигурирует в адрес-календарях в районе Киевского дворянского собрания. В 1829-30 Мария Казимировна с Семеном с его помощью разруливают какие-то денежные дела (в которых я пока ни в зуб ногой) ("Стояновский так хлопочет и столько старается успокоить меня, что не могу себе представить, чтобы брат родной и добрый брат мог бы для меня и за меня больше хлопотать...").
(По-крайней мере для Марии Казимировны он не родной брат, значит родство не по ней. А вот Владимир его уверенно в письмах называет "братом").

А вот этот вот:
http://rgfond.ru/find/?fame=%D0%A1%D1%82%D0%BE%D1%8F%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9&name=&otch=&fame_id=2517&name_id=&otch_id=
Может оказаться его сыном. (во всяком случае примерно из тех же краев и потом в Чигиринском нашем любимом уезде фигурирует (а Каменка\Тимашевка - это все как раз он, Чигиринский уезд).

...Интересно, а вот "покойный брат" в письме от 1841 года - может быть он? Письмо летнее, значит умер минимум весной - мог попасть в адрес-календарь на следующий год?)
lubelia: (Следствие)
С одним из них служит, дружит, бухает и сидит в карантине в 29-31-ых годах юный Владимир Юшневский (судя по описанию шалостей, они примерно одного возраста).
Зато вот имнение от них осталось:
http://m-a-d-m-a-x.livejournal.com/274035.html
И кусок генеалогии на родоводе:
http://ru.rodovid.org/wk/%D0%97%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C:544381

А еще кто-то из них (Людвиг, 13 года рождения) оказывается в 49 году в Петровсокм после ноябрьского восстания.
lubelia: (Читатель не писатель)
Еще одно развесистое семейство в нашей Подолии и окрестностях. Им принадлежат те самые Жабокричи (и не только), они родственники Грохольских, Потоцких и т.д. Кто-то (не понимаю кто) - из них упоминается в связи с земельно-денежными делами Давыдовых-Юшневских. Элиза Бжозовская шлет в Сибирь книги Юлияну Сабиньскому из Тульчина. Их имение есть на рисунках Наполеона Орды.

http://sergekot.com/sokolovka/
lubelia: (Следствие)
Раньше я не заглядывала в том Артамона. Заглянула.
1. Вопрос писем из Шлиссельбурга. Ы...
"Вот уже три года, как она [Мария Казимировна] разлучена с мужем, и даже не видела ни слова, написанного его рукой, так как в крепости он не знал, что разрешается писать к своим".
(Волконская - Муравьевой, Чита, 19 янвря 1829 г.

2. Сроки нашего крышесносна сдвигаются на несколько месяцев:
"Только бы она смогла как можно скорее кончить свои дела и приехать к нам, хотя муж и просит передать ей, чтобы она отложила свой отъезд до следующе зимы. Я бы очень хотела, чтобы она несколько поторопилась из-за того, что говорит мне Сергей о состоянии Алексея Петровича".
Чита, 22 июня 1829 года.
Я думала, его накрывает только осенью, зимой - ан нет, Сергей Григорьич держит ему крышу почти год. Год!

3. И наконец не про них. А про Петровский вообще. Это Юшневская пишет Вере:
"Милая Вера, вы давно не получали известий от мужа, поверьте, это не его вина, множество обстоятельств сему препятствовали, между прочим, вмерть одного из наших товарищей по несчастью, скончавшегоя на руках мужа вашего...Это г-н Пестов...Я была отчасти свидетельницею забот, коим он был окружен, и душераздирающего зрелища, которое являла собою его тюрьма, заполненная товарищами, оплакивающими его смерть. И все же могу вас заверить, что она никого не испугала и что я даже заметила явное выражение зависти на лицах многих."

Унылая бытовуха? (в интересы, что ли занести? ыыы..)
lubelia: (Страничка)
Коллеги! Вот покупают они это имение (место действия - все та же Подольская губерния на границе с Бессарабией, при этом для обоих действующих лиц второй (а как бы и не первый) язык - польский. Середина 50-ых годов 19 века).
И пишет она ему "имения ведь не хорами покупают - а надо смотреть, сколько там душ, сколько там еще чего...". И дальше "10 хор такой земли, десять хор сякой."

То есть возможно там в девичестве были какие-то ары или акры... В общем - что это, Бэрримор? Гугль молчит.
(Учитывая регион, слово может быть польским, диалектно-малороссийским, молдавским, валашским, болгарским, гагаузским, цыганским, турецким, да хоть греческим...)

Апд:
ГЫ!!!! Великая Мышь догадалась!:) Это просто Мари пишет а как о, а букву т пишет двумя разными способами - нормальным и просто длинной палкой с закорючкой, которая больше всего похожа на р. Закономерности пока не вижу.
Видимо, это хаты:)
lubelia: (Следствие)
1856 год, Семен покупает имение (для себя или для нее, пока не поняла) и она его поучает - на что обращать внимание: сколько душ, какая земля, какой дом, есть ли сад, есть ли пруд. "А то может быть прудик преполный лягушками! А я их не жалую."
lubelia: (Дамское счастье2)
О старшем Крюкове.
Представь себе седого, как лунь розового, чистенького старичка, одетого до последней моде, tirè a quatre epeingle — с претензиями, булавки, воткнутые в галстук. Перчатки с пуговичками бронзовыми, всегда мил, любезен в кругу сибирячек толкующий старинные комплименты — готов танцевать, когда угодно —• ах помнишь твоего покойного брата слова, медвежья пятка его называл...

(медвежья пятка, гы:)).. но таки что это за фраза по французки? да, меня везде забанили:)

"Ферд[инанд] Богд [анович] давно в Тобольске — он был очень болен, горячка у него нервическая похитила оставшиеся еще немного волос на голове—бедный Вольф, он и то носил шапочку вроде ярмолки.— Вот и Левенштерна вспомнила при этом случае — и Жули, с которой ездил верхом Ф. Б"

Вот "Жули" - это не очередная собака ли?
lubelia: (Дамское счастье3)
"Загорела, как цыганка, посетителей своих принимаю в бане и большею частью на дворе - в огороде; местоположение над самой Ангарой очаровательное, дом на горе, огород идет вниз до самой реки, несколько тополей, яблонь, черемухи и пихты закрывают ограду и составляют единственную аллею внизу. Широко разливается Ангара и несколько островов заставляют Ангару в разное направление разливаться; по ту сторону видны деревушки, а за ними горы, покрытые лесами; суда ежедневно проходят то к Байкалу, то из Байкала возвращаются в Иркутск с товарами. Морские лодки с живыми осетрами по нескольку будто гонятся одна за другой; стружков без счета в разные стороны плавают с бабами, мужиками, поют, визжат, иные с гитарой аккомпанируют своим дамам, или флейта-чекан слышен. По берегу островов табуны лошадей видны. Вид этого всего привлекает иркутских жителей в Малую Разводную наслаждаться и видом и чудесным воздухом. ...Давно уже едим выращенную редис из присланных тобою семян, салат тоже, прочее все еще не дошло; кукуруза растет чудесно. Странно, не могу съесть ни одного разу салата или редиски, чтобы сильно не растрогаться. И Рейхель тоже всегда приговаривает: может быть, Семен Петрович в это же время кушает ту самую редис, которой семена нам прислал. Цветы плохо всходят, однако же вышли. Маленький парник доставил нам много удовольствия, все в нем хорошо выросло, а теперь уже из гряд имеем щавель, шпинат, а горох цветет. Пожалуйста, добрый мой брат, пришли мне осенью еще семян редису, салату, непременно петрушки, сельдерей, порей и, ежели есть хорошие сорта, арбузов и дынь. Я на будущую весну думаю еще сделать другой парник. Я имею здесь детей, и потчевать их люблю. Не знаю, бывают ли семена клубники, дикой посадила много; да нет ли у вас семян лилии или георгинии. Пришли семян, пожалуйста, о которых прошу. Я богата огородами, целых три: картофелью и капустой занят один, другой против дома: несколько гряд, остальное - терассы две с чистой травой; третий против крыльца, где тоже часть занята цветами, насажено несколько деревцов, и гряды с цветной капустой, огурцами, кукурузой и клубникой..."


[Прошлась по огородным форумам - пишут что кукурузу в Забайкалье сажают, да. Поздно, рассадой, желательно в теплице - иногда даже вызревает]
А еще, благодаря Мари же обнаружила существование салатного цикория - оказывается есть съедобная культурная форма. Она им Муравьва Амурского у себя в Разводной угощала:) Надо попытаться нарыть семян - выросла же у меня руккола, чего бы к ней и не цикория?
А помимо коров, уток, индеек, собак и кошек - там минимум пятеро дворовых детей бегают, вот арбузы и клубника - это видимо для них,:))
В общем, Мария Казимировна - это сама жизнь:))
lubelia: (Следствие)
Про разных декабристских собак я знаю уже довольно много. А про кошек известно мало. А вот у Марии Казимировны кошки есть - и славные:)
"Есть у меня две коровы, два бычка и одна рабочая лошадь, на другую еще не имею силы купить. Куры, гуси, индейки свои; кошки и собаки славные..."

(А в письмах 1828-29 года снова (то есть на самом деле - вперве) фигурирует Еминька, который ужасно скучает и воет, когда она в какой-то момент, со всеми разругавшись, сваливает из Хрустовой в Рашков).

...А еще она любит "сладенькое вино", другого не пьет:) - это тоже всплывает в какой-то поздней переписке. И впадает в сентиментальность, жуя редиску, выращенную из семян, которые Семен прислал из Хрустовой:).
И вообще после черного провала 44-46 года, когда вообще все плохо, читать письма 50-ых годов уже вполне позитивно - она подробно описывает свое хозяйство, активно участвует в выдаче замуж юных Трубецких т.д. Жизнь жительствует.
lubelia: (Страничка)
У Елизаветы Сергеевны Трубецкой, в замужестве Давыдовой, Родовод дату и место смерти указывает
"Симферополь, 1918 год".
http://ru.rodovid.org/wk/%D0%97%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%81%D1%8C:226925

Может это она была?

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
4567 89 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios